Правовое регулирование ВРТ в России и в мире

По материалам монографии К.Н. Свитнева "ВРТ в России и в мире", которая выйдет в свет в конце 2007 года.
Если бы Вы встретили беременную женщину, у которой уже 8 детей, из них трое глухих, двое слепых, один умственно отсталый, а сама женщина больна сифилисом - посоветовали бы Вы ей сделать аборт? Если Ваш ответ "Да" - Вы только что убили Людвига Ван Бетховена. Ваш ответ "Нет" человеку, который обратился к Вам за помощью в обретении ребёнка - такое же убийство. Любая нереализованная человеческая жизнь, которая могла реализоваться - это упущенная возможность изменить мир к лучшему, сделать людей счастливей.

Право на продолжение рода, репродуктивное право, относится к числу важнейших фундаментальных прав человека. Репродуктивные права можно определить как комплекс общечеловеческих прав и свобод, обеспечивающий реализацию основополагающего неотчуждаемого права человека на продолжение рода - вне зависимости от возраста, пола, национальности, семейного положения и состояния здоровья, включая право на использование вспомогательных репродуктивных технологий, в том числе донорских и суррогатных программ, а также право на самостоятельное планирование семьи, включая свободу определять количество и пол детей, а также временные интервалы между их рождением.

Репродуктивные права граждан нуждаются в законодательной защите, их реализация напрямую зависит от поддержки со стороны государства. Во многих случаях репродуктивные права граждан могут быть реализованы только при помощи вспомогательных репродуктивных технологий и людей, ими владеющих - репродуктологов. С развитием ВРТ в мире появилось великое множество лиц (к сожалению, не имеющих в большинстве случаев никакого отношения к ВРТ и вообще к проблеме фертильности), активно рассуждающих и навязывающих обществу своё субъективное мнение о аморальности и недопустимости применения тех или иных репродуктивных методик.

Под напором "моралистов", решающих можно или нельзя другим людям иметь детей, законодатели во многих странах просто растерялись. Это вполне понятно - от широчайших возможностей, неожиданно открывшихся перед человечеством в области ВРТ, просто захватывает дух. Люди всегда боялись неизвестного или непонятного - и в некоторых странах возобладал запретительный подход в правовом регулировании ВРТ. Это, прежде всего, Италия. Принятый в Италии закон № 40 от 19.02.04 ("Нормы, касающиеся медицинского содействия деторождению"), запрещает донорство гамет и эмбрионов, преимплантационную диагностику и криоконсервацию эмбрионов - все полученные эмбрионы (а их может быть не более трёх) должны быть подсажены биологической матери - а также суррогатное материнство. Услугами репродуктологов могут воспользоваться только пары, состоящие в браке. За нарушения предусмотрены штрафы до 300.000 евро.

Приказами Министра здравоохранения Италии от 18.12.02 и 21.12.02 были запрещены вывоз эмбрионов и гамет за границу. Работа итальянских центров репродукции была таким образом успешно парализована. За три года количество итальянских пар, прибегших к ЭКО за пределами Италии, выросло почти в четыре раза с 1.066 до 4.173 (на основе данных опроса 27 клиник в Испании и Бельгии, а также в США).

Немногим лучше ситуация в Германии, где с 1990 года действует т.н. закон Embryonenschutzgesetz "О защите эмбриона". Использование донорских эмбрионов и ооцитов запрещено. Донорство спермы разрешается, но только не анонимное. За один цикл возможно оплодотворение только трёх ооцитов, и все они должны быть подсажены биологической матери. Фактически запрещена криоконсервация эмбрионов - так как материала для криоконсервации не остаётся. Выбор пола разрешён, но только по медицинским показаниям. Этот закон запрещает и суррогатное материнство, как "противоречащее человеческому достоинству" и "унижающее женщину". За нарушения предусмотрено тюремное заключение сроком до трёх лет и разорительные штрафы. Следует отметить, что, в отличие от Италии, наказанию не подвергаются сами родители-заказчики суррогатной программы, а также суррогатные матери.

По Adoptionsvermittlungsgesetz - Закону о посредничестве при усыновлении (§6, п. 4) вступившему в действие в 1989 году, запрещается также посредничество при подборе суррогатных матерей и родителей, а также любая реклама подобной деятельности. Все эти несправедливые запреты способствовали расцвету "репродуктивного туризма" - ежегодно как минимум 1 000 семей из Германии выезжает за рубеж, в основном в США, для того, чтобы завести детей там.

К слову, в той же самой Германии, запрещающей помощь бездетным парам ввиду её "аморальности", с 2002 года легализована проституция, секс-услуги облагаются НДС и муниципальным налогом. Оборот "клубничного" рынка составляет 5% ВВП. Комментарии здесь излишни.

Аналогичное законодательство, предусматривающее три года тюрьмы и штраф 45,000 евро за "посредничество при вынашивании плода для другого лица" и "симуляцию, умоляющую гражданский статус ребенка", действует и во Франции. Прибегнуть к ВРТ во Франции могут только супружеские пары, либо официально зарегистрированные, либо не менее двух лет живущие гражданским браком.

Планирующая вступление в Евросоюз Турция запрещает криоконсервацию гамет, донацию гамет и эмбрионов, суррогатное материнство. Прибегать к помощи репродуктологов могут только пары не старше 35 лет, состоящие в официально зарегистрированном браке.

Островками относительного благополучия являются Великобритания, Бельгия, Греция и Испания, где законодательство значительно либеральнее. Но подлинным оазисом для репродуктологов являются страны СНГ, в частности Россия, Украина, Белоруссия и Казахстан, в которых законодатели исходят из того, что репродуктивные права граждан нуждаются не в надуманных ограничениях, а в законодательной защите и поддержке со стороны государства.

Правовое регулирование ВРТ приобретает особую актуальность в свете нынешней постоянно ухудшающейся демографической ситуации в России. Право - важнейший инструмент демографической политики. Четыре тысячи лет тому назад серьёзный демографический кризис переживало Шумерское царство. Для того, чтобы обеспечить "абсолютный прирост числа рождений" Кодекс законов царя Хаммурапи 1781 года до н.э. - первый известный нам свод законов в истории человечества - установил, что бесплодная жена, желающая иметь детей, должна для продолжения рода дать своему мужу рабыню, при этом дети, родившиеся от рабыни-суррогатной матери, считались законными детьми бесплодной супружеской пары. Именно по этому сценарию проходили все три описанные в Ветхом завете программы "традиционного" суррогатного материнства в семьях Авраама и Иакова, его внука.

Из 42 миллионов российских семей 47% не имеют детей. В России в настоящее время бесплодны 10 миллионов людей репродуктивного возраста - 4 миллиона мужчин и 6 миллионов женщин, причём как минимум 15% (примерно 5 миллионов) супружеских пар не могут иметь детей по состоянию здоровья. Только 3 миллиона при соответствующем лечении могут иметь детей. Таким образом, как минимум 2 миллиона супружеских пар репродуктивного возраста, могут стать родителями лишь через суррогатное материнство, т.е. вынашивание суррогатной, замещающей матерью ребёнка для другой семьи, зачастую в сочетании с различными донорскими программами.

России нужны новые граждане. Вместо того, чтобы финансовыми стимулами побудить к деторождению тех, кто детей иметь может, но не хочет, государству следует озаботиться нуждами десятков миллионов людей, которые детей иметь хотят, но в силу разных причин не могут, и на практике обеспечить реализацию их репродуктивных прав. Обеспечить абсолютный прирост числа рождений можно следующими, не требующими никаких финансовых затрат от государства правовыми мерами:

1. Обеспечить равный доступ всех граждан, желающих иметь детей, к вспомогательным репродуктивным технологиям. 2. Совершенствование действующего законодательства в целях более полной реализации репродуктивных прав граждан. 3. Снять искусственные ограничения для женщин, желающих стать суррогатными матерями. 4. Исключительно актуальным представляется вопрос о допустимости применения технологии преимплантационной диагностики с целью произвольного выбора пола будущего ребёнка.

Учитывая зарубежный опыт, российским законодателям следует не ограничивать, а на государственном уровне поддерживать всех людей, которые хотели бы иметь собственных детей при помощи ВРТ. В настоящее же время сложилась ненормальная ситуация, когда самые насущные вопросы не находят ответа со стороны законодателей. Вот только некоторые из них:

С 25 июля 1978 года, когда родилась Луиза Браун - первый ребёнок из пробирки - кстати, просим поддержать нашу инициативу по объявлению этого дня начиная со следующего, юбилейного года, профессиональным праздником всех репродуктологов - в мире родилось уже по разным данным от одного до более чем 3 миллионов детей, зачатых in vitro. В России - только 30 000. Это и не удивительно. В маленьком Израиле на 5 миллионов населения существует более 100 клиник репродукции, а на всю сто сорока пяти миллионную Россию - только 40.

Необходима государственная программа помощи бездетным людям, которым необходимо прибегнуть к вспомогательным репродуктивным технологиям. В настоящее время ситуация начинает меняться в лучшую сторону. Думский комитет по охране здоровья работает над целевой программой "Репродуктивное здоровье населения". Впервые в России на экстракорпоральное оплодотворение планируется выделять до 15 миллиардов рублей в год, т.е. государство планирует взять на себя оплату ЭКО. Подобная практика существует в ряде зарубежных стран. Так, в Германии страховые компании полностью оплачивают все расходы на ЭКО. В Италии лечение бесплодия полностью финансирует государство, в Финляндии - государством покрывается лишь 50%. В Австрии государство оплачивает 6 попыток, в Венгрии и в Дании по 3 попытки. В любом случае суть одна - государство в какой-то мере берёт на себя финансирование репродуктивных программ для своих граждан. В России же обязательное медицинское страхование на сегодняшний день не покрывает расходы на лечение бесплодия - зато производство абортов финансируется именно за счёт медстраховки.

Стоимость трёх попыток ЭКО в России, а именно столько в среднем требуется для наступления беременности, составляет около 250 000 рублей - и именно этой суммой государство планирует побудить уже имеющих детей женщин к дальнейшему деторождению. Полагаю, что было бы логичней - и практичней - направить эти деньги на финансирование программ ЭКО для малоимущих бездетных пар. Существенным плюсом здесь является и то, что вследствие применения ВРТ примерно в половине случаев рождаются двойни и даже тройни.

Уже через два года только либерализация действующего законодательства в сфере репродукции может дать стране по некоторым оценкам до одного миллиона дополнительных рождений в год - причём без каких-либо затрат со стороны государства. Государственное же финансирование репродуктивных программ может кардинально изменить всю демографическую ситуацию в России.